Зеркальные лабиринты

0 0

Зеркальные лабиринты

Каждый человек способен воспринимать чужие чувства, как свои. Это не телепатия, не угадывание и не интерпретация состояния собеседника. Это дар ощущать ближнего своего, как себя самого. Дар, который мы, как всегда, бездумно транжирим, а то и вовсе забываем о том, что он у нас есть. Он дается всем с момента рождения, а может, еще и до него. Одни называют его истинной любовью, другие — эмпатией. И, как и всякий дар, он таит в себе множество загадок.

«Будьте как дети, ибо их есть царствие небесное»

Младенец даже во сне улыбается, когда его мама довольна, и тревожно мечется, если она огорчена. Первые пять лет чувства ребенка формируются под сильным влиянием родительских эмоций.

Вскоре дар начинают заглушать личные переживания человечка, «бытовые заботы». Он осваивает мир, вживается в него — ему не до чужих переживаний, подросток занят взрослением, выстраиванием собственного мира чувств. Но вдруг наступает счастливое мгновение – происходит чудо! – приходит Любовь. И если она настоящая, то человек вновь «слышит голос Ее души», спешит «Ее дыханьем надышаться», воспринимает каждую Ее радость и печаль как свои собственные. А потом семья, и вновь это чудесное слияние душ, теперь с детьми, внуками. И наконец, приходит совершенная зрелость, когда Человек, умудренный жизнью, чувствует всю Природу, Бога.

Эти этапы резкого усиления эмпатии известны всем, хотя далеко не каждому выпадает испытать их. Кому-то не везет с детьми, кому-то с любовью, а кто-то несчастлив даже в дружбе.

Но признаки такой Любви знакомы каждому. Нет выше наслаждения для любящего, чем ощутить радость любимого человека, и нет большего страдания, чем почувствовать его боль.

Эпидемия эмоций

Всерьез эмпатию начали изучать около ста лет назад. С изумлением психологи стали находить многочисленные и разнообразные следы деятельности этой «эмоциональной пуповины», как образно назвала ее Маргарет Малер. Обычно эмпатия незаметна. В глаза бросаются только ее «бесцельные» проявления. Кто не испытал хотя бы раз в жизни на себе заразительность зевоты соседа? Легкие покашливания в зрительном зале способны сорвать концерт, захватив «эмоциональной эпидемией» весь зрительный зал. Азарт соперников заражает наблюдающих за игрой или дракой зрителей, если их достаточно много. Кто не знает, что такое «ревущие трибуны стадиона»!

Целый век понадобился ученым, чтобы тайна механизма эмпатии наконец приоткрылась. Итальянские нейробиологи Риццолатти, Галлезе и Фогасси обнаружили в лобных долях головного мозга, в «зоне Брока», обыкновенные серенькие клетки, обладающие необыкновенными свойствами.

Сначала было отмечено, что эти клетки возбуждаются при любом подражании. Человек повторяет чьи-то движения – клетки активизируются. Но они так же активизировались и при неподвижном наблюдении за показом! Человек двигался мысленно, в воображении!

Это немного похоже на постановку танца. Балетные классы оснащаются зеркалами. В них видны движения балетмейстера, разумеется, в зеркальном отражении. Он поднимает левую руку, балерина видит в зеркале, что поднимается правая, но для правильного исполнения поднимает тоже левую. Может показаться, что с помощью своего тела она обучает правильным движениям не себя, а своего зеркального двойника. И оказывается, что это лучший способ научиться самой. Почему? Да потому что это естественно для нашего мозга. Потому что именно так работают нейроны, за что и названы были «зеркальными».

Углы отражения эмпатии

Так в нашем мозге возникает эмпатический образ другого человека, с которым мы общаемся мысленно, сопереживаем, чувствуем каждое его душевное движение. Строительный материал для таких образов поставляют все известные нам органы чувств, а может быть, и те, о которых мы пока еще знаем.

Мы слышим произнесенное слово и мысленно тоже выговариваем его звуки, — так в младенчестве люди осваивают родной язык. Ни о каком осмыслении еще и речи нет. Мы бессознательно повторяем жесты окружающих нас людей, мимику, усваиваем их и становимся своими в определенной группе. Оказавшись в незнакомой ситуации, каждый испытывал тревожность, дискомфорт от подсознательного страха сделать что-то не так, как это здесь принято. В одном окружении мы чувствуем себя «как дома», в другом – «не в своей тарелке». Иногда мы даже не можем сформулировать, что тут не так: «все понимаем, а сказать не можем». При этом безошибочно чувствуем несоответствие, отсутствие необходимого резонанса. Часто на осмысление и времени-то нет: скорость реакции боксера на удар тоже обеспечивают эти «серые зеркальные клеточки». Практически они создают нас такими, какие мы есть.

Эмпатически мы впитываем нормы поведения, язык, мораль, верования, моду, представления о красоте и справедливости. Даже политические предпочтения людей чаще всего обусловлены их представлениями о некоем вожде, который обладает определенным набором качеств и, прежде всего, харизмой. Но еще интереснее оказалась роль эмпатии в судьбе самих харизматиков.

Харизма вождизма

Буквально это слово означало «дар божий», способность лидера вести за собой толпы народа. Не указывать верную дорогу, не повелевать, а быть самому впереди, показывать пример своими действиями, своей жизнью. Но отнюдь не за всеми шли люди. Значит, не было у них этого Божьего дара. В чем же секрет мистической харизмы?

Исследования эмпатии приоткрыло и эту тайну: харизматикам верят. Верят их страсти, силе, убежденности, искренности, но прежде всего – их духовному родству с толпой, пронзительной близости, слиянию с ее чувствами. В критические моменты харизматик толпе — свой. Он живет их переживаниями, заботами, он ощущает их боль и чувствует их устремления. Позднее он может их всех предать, забыть обо всем, что проповедовал и к чему призывал. Может даже утверждать абсолютно противоположное тому, что вчера объявлял нерушимой истиной. Но сейчас, в данный момент, он живет их жизнью, идет вместе с ними. А они принимают его как зеркальный образ себя и следуют за ним до конца. Эмпатическое восприятие харизматика в эти мгновения обострено, он чувствует малейшие изменения в психическом состоянии толпы, но не оказывает ли и он сам какого-то еще неясного нам влияния на своих слушателей? Не возбуждает ли у толпы такой же мощной встречной волны эмпатии?

Чаще всего харизматики вели своих почитателей в пропасть. И, несмотря на это, как же счастливы были гибнущие люди! Как гордились своим участием в общем деле!

Именно эмпатия порождала и харизму вождя, и упоение народа единством, и радостную память о своем героизме.

Быть может, именно овладение таинственными механизмами эмпатии могло бы объединить наш многострадальный мир, обходясь без харизматических губителей? Чтобы «в одну любовь мы все слилися вскоре, в одну любовь, широкую, как море, что не вмещают жизни берега».

Исследования продолжаются.

Николай Сажнев

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

пятнадцать + девять =