Сначала муж забрал все деньги: «Зачем тебе сумки носить?» Чем опасно, когда уговорили не работать и сидеть дома

0 0

Три истории об экономическом насилии

Наталья Михайлова

13 января, 2021

«В первый раз муж ударил меня при детях за то, что я потратила на домашнее хозяйство больше, чем предполагалось», — рассказывает Виктория. После этого она развелась с супругом, но не может говорить об этом открыто. Впрочем, как и другие героини этого материала. Мы собрали их истории и поговорили с экспертами о том, почему женщины наиболее уязвимы в декрете и как защитить себя от насилия.

«Кому ты нужна — с детьми, без работы и жилья?»

Людмила, Казань:

— Я всегда хотела большую и крепкую семью. В родительской особого тепла не было. Жили «не хуже других», но поддержкой и пониманием друг друга не баловали. Их молодость выпала на 90-е — папа часто оставался без работы, мама тащила все на себе. Насмотревшись на это, я хотела, чтобы рядом был тот, кто возьмет на себя или хотя бы разделит ответственность за детей. Мне тогда казалось: жесткость в принятии решений — это как раз тот самый признак ответственности. 

На момент знакомства с будущим мужем я зарабатывала заметно больше него. События развивались быстро. Предложение он сделал почти сразу — серьезный и романтичный. Мы поженились, и без особых опасений или упреков я плавно перешла из одного декрета в другой. Зарплата мужа позволяла нам прилично жить. К тому же оставить детей было не с кем — в сад еще рано, бабушки помогать отказались. 

Когда дети немного подросли, я время от времени пыталась вернуться на работу — сначала на полдня, потом удаленно. Когда родился третий ребенок, пришлось уйти совсем. Я воспринимала ситуацию как временную, думала, сначала — дети, потом — работа, все успею. Тогда я еще не знала, что дети так часто болеют. 

В итоге все больше времени я проводила дома. Друзья, увлечения и хобби отошли на второй план, а потом исчезли вовсе. Муж с самого начала ревностно относился к этому. Открыто не запрещал, но намеки становились все прозрачнее, упреки — очевиднее. В какой-то момент я даже по телефону дома перестала разговаривать. Звучит дико.

Незаметно для себя я оказалась в социальной изоляции. Из планов на день — только дети, кастрюли, полы. Все, что выпадало из этой стройной схемы, у меня самой уже вызывало чувство вины — «Новое платье? Куда в нем ходить? Лучше ребенку что-то купить», «Кино с подружками? Я же мать». 

Муж эти мысли только культивировал. Они отлично укладывались в его представление о семье. Он все чаще упоминал, что работает один, а я целый день «сижу дома». Все бытовые вопросы и детские заботы стали исключительно моими. Его они раздражали.

При этом финансовые проблемы решал только он.

В самые острые периоды доходило до шантажа. Мог, например, не покупать продукты, если считал, что я как-то неправильно себя веду.

Оглядываясь назад, я понимаю: предпосылки были. Сначала я их просто не замечала, потом списывала на усталость и сложности на работе. Но после рождения третьего ребенка ситуация стала очевидной. В одну из ссор он прямо сказал: «Кому ты нужна? С детьми, без работы и жилья?» 

К моменту первого нападения я уже сама в это поверила. Физически не могла прийти в себя почти месяц. Это сложно объяснить тому, кто никогда не сталкивался с подобным. 

Мне кажется, это сродни посттравматическому стрессу у солдат. Ты винишь себя, пытаешься переосмыслить свои действия, даже надеешься, что все еще будет хорошо — «живут же люди, хотя бы ради детей». 

Сначала муж забрал все деньги: «Зачем тебе сумки носить?» Чем опасно, когда уговорили не работать и сидеть дома

Муж бьет, а духовник говорит: «Терпи и смиряйся». Священник Максим Первозванский — о том, где взять силы на борьбу

Подробнее

Мне потребовалось несколько лет, чтобы понять — это его личностная проблема, решение, бить или не бить, принимал только он. За это время я научилась не задавать вопросов, которые могут спровоцировать, занимать правильную позицию, чтобы увернуться от удара. 

Почему не ушла раньше? Я не успевала прийти в себя после нападений и долго верила, что в чем-то виновата. Да и куда мне было идти и чем кормить детей? А если найдет? 

Рассказывать кому-то было стыдно и страшно. Была уверена: меня не поймут. «С виду приличная семья — с жиру бесится». Я, кстати, не сильно ошиблась. 

Когда я нашла силы подать на развод, родители не поддержали, а некоторые знакомые, уже зная, что меня периодически избивают, предлагали помириться — «не разводиться же из-за этого». Его родители, напротив, во всем его поддерживали и одобряли. Они в принципе считали нашу семью частью своей, где у меня не было права голоса.

«Почему они не уходят?»

Татьяна Пуш, социальный консультант волонтерского проекта «Знание остановит гендерное насилие»:

— Первое нападение очень часто приходится как раз на тот момент, когда у женщины меньше возможностей уйти или их нет совсем, по опыту нашего проекта. Увы, довольно часто это происходит в декрете, не всегда в первом — бывает во втором или третьем. 

Сначала муж забрал все деньги: «Зачем тебе сумки носить?» Чем опасно, когда уговорили не работать и сидеть дома

«Твои друзья — неудачники, тебя люблю только я». Это — не любовь!

Подробнее

Признаки, которые могут насторожить, как правило, есть всегда. Но, во-первых, на стадии влюбленности многие на них просто не обращают внимания, а во-вторых, насилие вообще довольно романтизировано. Все эти истории «мужчина должен добиваться», «ревнует — значит, любит», «зачем тебе друзья, если у тебя есть я» и многое другое. К тому же очень часто контроль и ограничения «упаковываются» в заботу. 

Я отлично помню одно из первых обращений от Александры из Нижнего Новгорода. В тот момент, когда она узнала о проекте, ее брак длился уже 8 лет. Все начиналось очень мило — знакомство, ухаживания (никто ведь не предупреждает, что через год ударит, а через два — сломает нос и руку) — свадьба и долгожданный ребенок. 

Муж заботливо уговаривал ее уходить в декрет на раннем сроке — волновался, переживал за нее и будущего ребенка. Он в какой-то момент забрал у нее и все кредитки — «я сам пойду в магазин, зачем тебе сумки носить». А через несколько месяцев после рождения ребенка ударил, когда она попросила что-то купить. 

За 8 лет брака женщина была настолько запугана, что любые наши предложения встречала с ужасом — «я не смогу», «у меня не получится», «а если он узнает».

Ей было страшно завести кредитную карту, она боялась просить деньги за свою работу. Первые подработки были элементарными. Забирала одноклассников ребенка из школы и провожала до дома, потом занялась репетиторством (по профессии она педагог) и долго стеснялась брать адекватную работе оплату. Муж, кстати, активно поддерживал ее в собственной неуверенности, напоминая, что без него она ничего не может. Но шаг за шагом она выходила из этого состояния. 

Ей удалось снять квартиру в аварийном доме на окраине города, устроиться уборщицей поблизости и тем продержаться до лучших времен. Ей понадобилось два года, чтобы подать на развод, и три, чтобы оформить алименты. Это к вопросу «Почему они не уходят?»

«Ударил меня при детях за то, что много потратила»

Виктория, Самара:

— Я никогда не думала, что это может случиться со мной. У нас была обычная семья, такая, как все вокруг. Я всегда работала, даже в декрет уходила только на пару месяцев. Сфера деятельности — международный туризм — позволяла.

Но в этом году из-за пандемии и закрытых границ все полетело в тартарары. Сначала я ушла в отпуск, а потом осталась без работы и денег. 

Первый месяц как-то продержались на зарплате мужа — тяжело, но терпимо. Сложнее было привыкнуть к новой расстановке сил, если можно так сказать. Из-за введенной самоизоляции мы постоянно находились дома, агрессия ощутимо нарастала. 

Первый раз поругались из-за какой-то бытовой ерунды — немытой тарелки. Он всегда довольно трепетно относился к общему состоянию квартиры, при этом все домашние заботы считал исключительно моей обязанностью. Даже когда я работала наравне с ним. 

Придя в себя, я решила, что нужно уходить. Но муж просил прощения, принес подарок и выглядел раскаявшимся. Правда, уже через месяц он несколько раз ударил меня при детях — потратила на домашнее хозяйство чуть больше, чем предполагалось. 

Я тогда отчетливо поняла: в третий раз он может не рассчитать удар, и стала искать варианты. Обратилась за помощью и, как только появилась возможность, забрала детей, съехала и подала на развод. 

Сначала муж забрал все деньги: «Зачем тебе сумки носить?» Чем опасно, когда уговорили не работать и сидеть дома

“Парень вылил на меня чашку чая и дал пощечину” — но ведь у меня даже не было ожогов

Подробнее

Будет неправдой сказать, что никаких «сигналов» не было. Ему всегда не нравилось, если рабочие звонки приходились на выходные или вечер — проблемы у туристов могли ведь случиться в любое время. Тогда его вспыльчивость или грубые выражения я списывала на сложный характер, мол, с кем не бывает. Претензии по поводу неправильного завтрака и тарелки в мусорном ведре — из той же оперы. 

Внешне мы были вполне благополучной семьей — ни запоев, ни других химических зависимостей, никакого асоциального поведения в общепринятом понимании. То, что все бытовые вопросы были только на мне, казалось нормой. Я не воспринимала это как «вторую смену» после работы. 

Сейчас мне кажется, что желание самоутверждаться или разряжаться за счет кого-то было в человеке изначально. Но, пока я работала, мы были на равных и ему было сложнее проявлять такие амбиции. Они проскакивали в мелочах, которых я просто не замечала.

«Хотел, чтобы я зарабатывала больше, а потом ударил»

Ева, Самара:

— Когда мы познакомились с будущим мужем, я была в разводе и у меня был ребенок от первого брака. Я общительный и активный человек — всегда работала, обеспечивая себя и ребенка. 

Мы хотели общих детей, но чуть позже. Правда, жизнь распорядилась иначе, у нас родились двое детей, и я ушла в декрет. 

Роль многодетной мамы для меня стала серьезной проверкой на прочность. Я выпала из привычного круга общения, полностью ушла в быт. Пока я работала, домашние обязанности сами собой делились поровну. Но, как только перестала, муж стал помогать все реже, и только если попросят. «Ты же все равно дома», — логично говорил он. Не забывал добавить, что у него было бы чище. 

Сначала муж забрал все деньги: «Зачем тебе сумки носить?» Чем опасно, когда уговорили не работать и сидеть дома

«Я один зарабатываю, а она дома с детьми сидит». Почему семьи распадаются из-за споров о деньгах

Подробнее

Он, кстати, был не против, чтобы я работала, и даже готов был сам заниматься домом и детьми, но при условии, что моего заработка будет хватать на все. К тому моменту мы уже продали мою машину и взяли автокредит, оформили ипотеку. Для человека, только что вышедшего из декрета, сумма просто неподъемная. Да и я после пары декретов подряд была уже не так уверена в собственных силах. 

Мои сомнения вызывали у него непонимание и раздражение. «Иди туда. Устройся там, чего ты думаешь? Ты сама ничего не хочешь!» В нашем обществе победителей как-то не принято проявлять слабость. Но под тяжестью этих аргументов я еще больше стала сомневаться в себе и злиться — на себя, на него, на всех вокруг. 

Мы стали чаще ругаться, и в какой-то момент дело дошло до рукоприкладства. Он тогда говорил, что я сама виновата — со мной невозможно нормально говорить, я реагирую неадекватно. 

В какой-то момент я поняла, что нужна помощь, и попросила ее у специалистов. Благодаря работе с ними, ситуация постепенно начала выравниваться и нам удалось сохранить семью. 

Сейчас я думаю: это было самым правильным решением — вовремя заговорить, а не усугублять проблему молчанием. Такое может случиться с каждым, важно не закрывать глаза и уши от очевидного, не бояться признаться, что оказался в такой ситуации.

Как избежать насилия?

Анастасия Бабичева, руководитель волонтерского проекта «Знание остановит гендерное насилие»:

— Домашнее насилие часто сопровождается экономической зависимостью. С этим сталкивается до 90% обратившихся к нам — наш проект волонтерский, к нам приходят те, у кого нет возможности оплатить консультации психолога или юриста. 

Сам механизм очень прост. С одной стороны, по отношению к тому, кто зависим, легче применить властную амбицию. С другой — контролирующий человек стремится сохранить свою власть. Получается замкнутый круг, из которого пострадавшим очень сложно выбраться — нет жилья и работы. А контролирующему нет смысла его разрывать. 

В семьях с детьми ситуация оказывается еще сложнее: женщина в прямом смысле боится, что ей нечем будет кормить детей, если она уйдет из отношений с мужчиной-«кормильцем». Эта взаимосвязь между экономическим неравенством и рисками домашнего насилия — достаточно типична и универсальна, вне зависимости от общества, города, страны.

Чтобы перепроверить на риски финансового насилия свои близкие отношения, стоит честно ответить себе на вопрос: как принимаются решения о тратах в моих отношениях? Есть ли у меня доступ к общим финансовым ресурсам? Используется ли мое имя, документы и карты без моего ведома? 

Наши коллеги, работающие с авторами насильственных действий, говорят: «Человек, у которого есть власть, рано или поздно может ее применить».

Ключевое слово здесь — «может». Да, экономическая зависимость существенно повышает риски домашнего насилия, но она все же не определяет его.

Но, конечно, нельзя говорить: если в семье муж или партнер зарабатывает больше, то это обязательно приведет к насилию. Важно помнить, что насилие всегда является выбором того, кто его совершает.

Сначала муж забрал все деньги: «Зачем тебе сумки носить?» Чем опасно, когда уговорили не работать и сидеть дома

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

15 − шесть =