«Кошек кормит, а до людей дела нет!» На эту старушку злилась вся очередь в магазине

0 0

Но потом людям стало стыдно

Елена Кучеренко

Вадим Прищепа

12 августа, 2021

12 августа, 2021.

Елена Кучеренко

Вадим Прищепа

Но потом людям стало стыдно


                        «Кошек кормит, а до людей дела нет!» На эту старушку злилась вся очередь в магазине

«Лучше бы внуками так занималась!» — ругали старушку. Она кормила кошек у входа в магазин, и не спешила пропускать внутрь покупателей. Отошла, только когда ее случайно толкнул прохожий. Казалось, этой женщине вообще наплевать на других. Но мы ошибались…

«За котами очередь занимать?!»

Мы с младшей дочерью, Машей, пошли в парк. По пути решили заскочить в магазин, купить водички. Но зайти внутрь нам удалось не сразу. Как, собственно, двум другим женщинам с колясками. 

Какая-то бабушка прямо у входа кормила кошек. Она стояла к нам спиной, перегородив дорогу, а под ногами у нее (а теперь и у нас) мяукали и требовали еды штук шесть облезлых уличных котов.

Я попросила бабушку нас пропустить. Она даже не шелохнулась. Как стояла спиной, так и сдвинулась. Начали возмущаться другие мамы с колясками. Не громко, но и особо не церемонясь.

— Теперь за котами очередь занимать?

— Это магазин для кошек, я не пойму?

— Бабуля, вы отойдете или нам тут до вечера стоять? Пока вы всех котов в округе не перекормите?

Ноль эмоций… Я тоже начинаю закипать. Но молчу на всякий случай. Стараюсь — по крайней мере.

Не так давно я писала о том , как на святом источнике обругала про себя мужчину, который ни в чем не был виноват. Вдруг и здесь — совсем не то, что я пока вижу… Но языком недовольно цокаю. Для привлечения внимания.

Бабуля не спеша докормила своих кошек и тут ее начал обходить недовольный мужчина. И случайно ее толкнул. Она выпрямилась, оглянулась на нас всех. И быстро отошла. Ни «простите» тебе, ни «извините». Просто соизволила, наконец, подвинуться. Все же, на этот раз я не ошиблась. Ей было плевать на людей.

Стальные нервы

Мы с Машей побродили по магазину. Думали ограничиться только водой, но дочка попросила есть. Пошли в отдел с детским питанием. А там — опять затор и те же мамы с колясками. Что впереди — мне пока не видно. Подхожу ближе — старая знакомая. Бабушка-кошатница все перегородила. День сурка какой-то.

Там так магазин устроен. Чтобы попасть к детским полкам, нужно пройти мимо корма для животных. Бабушка эти корма и выбирала. Наверное, не всем ее подопечным хватило. Ее опять просят пропустить, а она, как и на улице, стоит спиной и даже ухом не ведет. Тут терпение мам с колясками лопнуло.


                        «Кошек кормит, а до людей дела нет!» На эту старушку злилась вся очередь в магазине

— Нет, ну совесть есть! — Громко возмущались они.

— Лучше бы внуками так занималась!

— Да у нее и внуков, наверное, нет…

Ну и понеслось. Как это надо было жизнь прожить, что на старости лет только уличные коты и остались. Мне это тоже подумалось, но я промолчала. Не то, чтобы я — очень хорошая. Просто нужды не было. Женщины за меня все высказали.

У старушки оказались стальные нервы. Набрала, не спеша, своих кормов и пошла вперед с гордо поднятой головой, даже не оглянувшись. Ну и мы все пошли…

«И нам стало стыдно»

А потом мы все встретились на кассе. Только одна работала. И нарочно не придумаешь — впереди  бабушка с кормами, следом — мамы с колясками, а в конце — я с Машей.

Мы с мамами понимающе переглядываемся, а старушка неспешно и неловко выкрадывает свои покупки. Что-то у нее падает, она поднимает. Мы ждем, нервничаем. Опять затор. И тут у одной женщины закричал ребенок. Так, что уши заложило.

— Громко как кричит, даже я слышу, — прошамкала вдруг бабушка. — Я же не слышу почти. Только очень громкие звуки. А давайте я вас пропущу. Я не спешу.

Сгребла корма в телегу и отошла.

— Ой, у вас тоже малышка, проходите, — улыбнулась она  мне.

Сказать, что мы с теми мамами остолбенели — ничего не сказать. Рты открыли и краской залились.

Тогда, на входе, человек просто нас не слышал. И не видел. Бабушка ведь спиной стояла. Когда мужчина толкнул — обернулась и отошла. В магазине тоже не слышала и не видела — опять же. А мы…

…Пока первая мама расплачивалась, ее малыш так и продолжал кричать. А бабушка присела к нему и развлекала, как могла.

— Я так люблю детей, — говорила она. — У меня четыре внука и одна правнучка. Вот жду, когда приедут… А? Вы что-то сказали? Я не слышу ничего…

— Мы уже все раньше сказали, увы, — прошептала со вздохом вторая мама.

— А ты — солнышко у нас? — Обратилась бабушка к Маше. — Можно я тебя угощу?

Она вопросительно на меня посмотрела. Я кивнула. Бабушка  купила ей несколько чупа-чупсов. А потом подумала, взяла еще два и, догнав тех мам, которые складывали свои покупки в пакеты, вручила их детям…

Когда я все упаковала  и выходила из магазина, бабушка, те две мамы и их дети вместе кормили на улице кошек. И у женщин были слезы на глазах…

Как я их понимаю. Сама еле держалась. Я опять ошиблась. И мне стыдно. Но радостно, что человек оказался хороший. И мамы те — хорошие. Просто все мы спешим. И часто — не туда. Спешим осудить.

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

четырнадцать + 14 =